Верховный суд обсудил разъяснения по "экономическим" преступлениям

09.11.2016
Пленум Верховного суда обсудил проект постановления по "экономическим преступлениям". Но единства не удалось достичь: собравшиеся поспорили о правиле освобождения от ответственности, которое было представлено в двух вариантах – более и менее гуманных. В итоге проект было решено направить на доработку. В нем есть немало и других интересных положений, которые помогут защитить предпринимателя от произвола следователя.

Хотя число лиц, осужденных по «предпринимательским» составам за 5 лет, сократилось в 4 раза, а к реальному лишению свободы приговорено лишь 25% осужденных, правоприменительная практика не всегда адекватна гарантиям, которые государство дает бизнесменам, признал председатель судебной коллегии по уголовным делам ВС Владимир Давыдов на заседании Пленума ВС сегодня, 3 ноября. В частности, суды не всегда критичны к ходатайствам следствия, отметил он.

Многие производства не доводят до конца – по выражению президента Владимира Путина, правоохранители пользуются возможностью «обобрать и отпустить» коммерсантов. А количество возбужденных «предпринимательских» дел только растет – за 2015 год их число составило 234 000, что стремится к пиковому значению 2010 года – 287 000 дел, приводил ранее статистику бизнес-обмудсмен Борис Титов.

Чтобы защитить тех, кто добросовестно ведет свой бизнес, Верховный суд подготовил и обсудил сегодня проект постановления Пленума, посвященного преступлениям в сфере предпринимательской деятельности. В документе, который был отправлен на доработку, истолкованы материальные и процессуальные нормы, которые могут использоваться как гарантии прав предпринимателей.

По букве или духу закона?

Больше всего вопросов у собравшихся вызвал п. 16, который представлен в постановлении в двух вариантах. Один из них – более гуманный – позволяет освободить от уголовной ответственности лицо, которое совершило преступления небольшой или средней тяжести, если оно лишь частично выполнило условия, предусмотренные ст. 76.1 УК (предусматривает, в каком размере надо возместить ущерб). Это не препятствует освободиться от ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК), примирением с потерпевшим (ст. 76 УК) или с назначением судебного штрафа (ст. 76.2 УК).

Второй вариант, предложенный в основной редакции, гласит, что ущерб в любом случае надо возмещать согласно правилам ст. 76.1 УК, и другие положения без этого не действуют. Именно его поддержал заместитель Генпрокурора Владимир Малиновский: «Мы, как сторона обвинения, обращаем внимание на специальную статью и поддерживаем основную редакцию. Иначе ст. 76.1 УК утратит свой смысл».

Сторонники этого разъяснения считают, что норма специальная, объяснил Давыдов. Их оппоненты настаивают, что норма императивна, и лицо освобождается от ответственности независимо от других оснований, рассказал председатель уголовной коллегии ВС. Сам он считает, что нельзя ухудшать положение лиц, коль скоро в кодексе нет прямого запрета использовать разные основания для освобождения их от ответственности.

С этим был солидарен полномочный представитель Правительства в высших судебных инстанциях Михаил Барщевский. «Повышенной защиты требуют те, кто подвергается повышенному преследованию», – заявил юрист. По его словам, дополнительный вариант разъяснения единственно возможен – он отвечает и здравому смыслу, и идее гуманизации уголовного права. «Человек больше заработает в тюрьме или на свободе?» – задал вопрос Барщевский. С другой стороны, ущерб бывает таким астрономическим, что оказывается «дешевле» отсидеть. В таком случае лишь возможность возместить его частично дает какие-то альтернативы, признал Барщевский. Кроме того, по его словам, размер ущерба может определяться не только в суде, но и следователем – в этом случае бизнесмену сложно оспорить сумму. К единому мнению собравшиеся не пришли, и проект было решено доработать.

Защитить предпринимателя от следователя

Интерес представляют и другие положения постановления. По таким преступлениям, как мошенничество, присвоение или растрата, причинение ущерба путем злоупотребления доверием (ст. 159–159.6, 160, 165 УК) возбуждаются по заявлению потерпевшего. Если им является коммерческая организация, заявление подписывает ее руководитель или другое уполномоченное лицо. Когда подозревают самого руководителя – инициатива может исходить от органа управления, который его назначил, следует из текста постановления. Как напоминает постановление, суды должны проверить, что вышеуказанные правонарушения совершены в ходе предпринимательской деятельности (кроме ч. 5–7 ст. 159 УК, которая проверки не требует). Ее понятие дает гражданское право: «Это самостоятельная деятельность на свой страх и риск, которая направлена на получение систематической прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, которые зарегистрированы в законном порядке».

Подозреваемых или обвиняемых в «экономических» преступлениях нельзя заключать под стражу (ст. 108 УПК), но действует ли это для лиц, которые не являются предпринимателями и обвиняются в соучастии? Проект дает положительный ответ на этот вопрос, сказал Давыдов: гарантия применяется не к лицу, а к преступлению.

Чтобы лишить ее подозреваемого или обвиняемого, правоохранители используют еще одну лазейку: если умысел не исполнять договор возник до его заключения, они квалифицируют преступление как «простое», не предпринимательское мошенничество. Проект направлен на то, чтобы пресечь такую практику. Если имело место преднамеренное неисполнение договорных обязательств, не имеет значения, когда возник умысел, разъясняется в постановлении, обратил внимание Давыдов.

Если дело возбуждается по признакам ухода от уплаты обязательных платежей (198–199.1 УК), суд должен проконтролировать следователя: послал ли он в налоговую инспекцию сообщение о преступлениях, документы и предварительный расчет; получил ли от ФНС заключение по этим бумагам (согласно ч. 8 ст. 144 УПК). Если следователь пока не получил ответа, он может сам возбудить уголовное дело «только при наличии повода и достаточных данных, указывающих на признаки преступления». И суды обязаны это проверить, гласит постановление Пленума.

Давыдов рассказал про еще одну практическую проблему. Часто суды принимают подтверждения, что ущерб возмещен, лишь от налоговых и других уполномоченных органов. Проект постановления допускает другие документы (суд при этом может проверить уплату).

Верховный суд разъяснил, как правильно квалифицировать преднамеренное неисполнение договорных обязательств (ч. 5 ст. 159 УК). Это умышленное неисполнение полностью или в части взятого на себя обязательства с целью похитить чужое имущество или получить на него права с помощью обмана или злоупотребления доверием другой стороны договора. О нем могут говорить (не сами по себе, а в совокупности доказательств):
  • Признаки того, что у лица не было и не могло быть реальной возможности исполнить обязательства;
  • Неисполненные обязательства по другим соглашениям, сокрытие этого от других сторон договора;
  • Распоряжение денежными средствами, полученными от стороны договора, в личных целях;
  • Использование при заключении договора фиктивных уставных документов, гарантийных писем и т. д.


Во время обыска сотрудники правоохранительных органов могут изъять всю документацию компании и компьютеры сотрудников. То, что не понадобилось, необходимо вернуть в течение 5 дней после того, как истекли сроки признать это вещественными доказательствами (ч. 4 ст. 81.1 УПК), но часто следователь или дознаватель не спешат это сделать. На это можно пожаловаться руководителю следственного органа, прокурору или в суд в общем порядке ст. 125 УПК, обращает внимание проект постановления.

Исходя из предлагаемых уточнений и разъяснений, можно особое внимание обратить на разъяснения в части преднамеренного неисполнения договорных обязательств (ч. 5 ст. 159 УК). На самом деле, по правоприменительной практике такой состав использовался органами следствия достаточно редко, особенно за пределами крупных территориальных образований.

Это связано в первую очередь со сложностью доказывания вины подозреваемого, а еще чаще такие заявления подавались конкурирующими сторонами корпоративного конфликта, где разобраться кто прав, а кто нет достаточно сложно без целого комплекса ОРМ и специализированных экспертиз. Кроме того, зачастую органы следствия и прокуратуры просто не связывались с таким составом, отправляя заявителей и иных заинтересованных лиц в арбитражные и суды общей юрисдикции для выяснения финансовых притязаний.

Учитывая серьёзные экономические волнения в стране, во взаимосвязи с нормой по которой подлежит возмещению понесенный ущерб, Верховный суд по сути «согласовал» правоохранителям необходимость использования такого состава в работе.

Возможно в большей степени это сделано для минимизации рисков в области государственного заказа и использования государственного имущества. Зачастую подрядчики берут по тендерам на себя определенные многомиллионные обязательства и не исполняют их. Если раньше подрядчик мог просто скрыться и обанкротиться, то теперь ему будет грозить 100 % привлечение к уголовной ответственности и взыскание имеющегося у него имущества. Во многих случаях арендаторы, взявшие государственную и муниципальную недвижимость, не могут обеспечить перечисление арендной платы в бюджет. Раньше все заканчивалось обращением арендодателя в суд и предъявлением исполнительного листа ко взысканию. Теперь появляются новые рычаги давления на «уклонистов».

Правоохранительные органы с 2017 года усилят практику привлечения к уголовной ответственности руководителей и учредителей таких организаций, а ущерб, нанесенный их действиями будет зачислен в бюджет.


Для получения первичной консультации и согласования встречи вы можете связаться по телефону со специалистами МКА «МАГНЕТАР»:
Соломяный Андрей Вячеславович +7 (495 ) 109-02-52 доб. 150 solomianiy@mka-magnetar.ru
Вам могут быть полезны
следующие услуги:
Консультации по налоговому правуДоговорная работа Все услуги
Нужна консультация специалиста?